ВНИМАНИЕ: Пожалуйста, подтвердите, что Вам больше 18 лет.

Подтвердить Покинуть сайт
единый номер +7 (4852) 74-36-23
Ярославль
ЯрославльРыбинскПереславльРостовУглич
Адреса винотек

Статьи

Болезнь пробки

Дефект пробки
«Болезнь пробки» – один из злейших врагов вина. Ей подвержены вина, укупоренные натуральной корковой пробкой. Источник проблемы (как правило) - соединение 2,4,6–трихлоранизол (ТХА). Вино с испорченной пробкой – с меньшей или большей интенсивностью – отдаёт сырой плесенью, картоном, мокрой газетой. В очень малых концентрациях корковый дефект заглушает ароматику вина, делая его «плоским».

 

В попытках избежать этой неприятности, виноделы заменяют натуральный «корк» альтернативными вариантами, такими как винтовая пробка и силикон.

 

Недавнее исследование, проведённое группой японских учёных, проливает свет на механизм воздействия ТХА на наше обоняние. Полученные результаты, возможно, помогут в предотвращении «пробковой болезни».

 

Как выяснила профессор Хироко Такеучи со своими коллегами, трихлоранизол блокирует ряд ольфакторных каналов человека (каналов восприятия аромата). В результате такой блокировки у нас возникает ощущение того, что мы называем запахом трихлоранизола – «дефекта пробки». Но фактически, дело не в том, что сам ТХА плохо пахнет, а в том, что он не даёт нам ощущать ароматы вина. А, следовательно, искажает и его вкус (ведь львиную долю вкусовых впечатлений мы получаем от ароматов).

 

«Как следует из их отчёта, на молекулярном и клеточном уровнях соединение, ответственное за формирование этого аромата, не вызывает возбуждения в клетке; оно угнетает её активность» - поясняет доктор Пол Бреслин, профессор Ратгерского университета (США). «Это новое и весьма интересное наблюдение».

 

Профессор Такеучи ожидала, что трихлоранизол будет возбуждать клетки обонятельных рецепторов. «Мы были удивлены, когда обнаружили, что ТХА на самом деле подавляет сигнальные импульсы в клетках обонятельных рецепторов», пишет она в своей статье.

 

Для изучения этого явления исследователи изолировали отдельные рецепторные клетки тритона, у которого они в три раза крупнее человеческих. Подвергнув их воздействию ТХА, учёные установили, что даже в очень малых дозах это вещество блокирует управляемые циклическими нуклеотидами каналы клеточной мембраны, в результате чего мозг не получает определённого набора сигналов от этих клеток. «Судя по всему, даже единственная молекула трихлоранизола оказывает одновременное воздействие сразу на множество таких каналов», сказала Такеучи в интервью журналу Wine Spectator.

 

Следующим этапом исследования стала слепая дегустация красных и белых вин, заражённых небольшим количеством ТХА, с участием непрофессиональных дегустаторов. Участники эксперимента уловили плесневый тон ТХА при концентрациях в 2-4 части на миллион. «Даже с точки зрения фармакологии, ТХА, вероятно – одно из сильнейших соединений в мире», заявила Такеучи.

 

Но каким же образом блокада определённых клеточных каналов создаёт характерный, различимый аромат? «Возможно, - отмечают исследователи – у людей просто есть рецептор, чувствительный к ТХА, который отсутствует у тритонов». А может, подавление клеточных каналов формирует сигнал, который интерпретируется мозгом как посторонний запах.

 

Пол Бреслин делает предположение, что организм мог эволюционным путём прийти к такому восприятию ТХА, ведь так или иначе - это предупреждение о том, что еда или питьё могут быть испорчены.

 

Трихлоранизол может присутствовать в целом ряде пищевых продуктов: минеральной воде, яблоках, яйцах, креветках, кожуре банана. А также – на пищевых упаковках.

 

Проведённое исследование может дать ключи к контролю над посторонними запахами, борьба с которыми актуальна и для виноделов, и для производителей питания. По убеждению Такеучи, оно открывает возможности для изобретения новых веществ, маскирующих неприятные запахи, а также ингибиторов клеточных каналов для использования в анестезии и снятии боли.

 

Д-р Бреслин, однако, отмечает, что разобравшись с ТХА на уровне обонятельных рецепторов, мы можем столкнуться с трудностями в его исследовании, если он тормозит субпопуляцию нейронов. К тому же, воздействие ТХА при столь малых концентрациях, сильно осложняет какие-либо замеры. «В данном случае, человеческий нос пока сильно опережает инструментальные возможности наших лабораторий» - добавляет он.

 

Источник: winespectator.com


25.07.2014